«Джуди»: сказка об отнятой жизни

Помимо таблеток, Гарленд «скармливают» и бесконечные истории о том, как ей повезло: ее взяли в проект за великолепный голос, хотя внешние данные оставляют желать лучшего (впрочем, это легко исправить жесточайшими диетами), ей не нужно вести скучную, неинтересную, простую жизнь, как большинству ее сверстников («Ты хочешь быть такой же? Обычной домохозяйкой? Обычной матерью?»), студия — ее «дом», съемочная команда — ее «семья»…

 
 
Ее жизнь совсем не похожа была на мечту. Слишком уж много в ней было несбывшихся надежд, чересчур много боли
 

Пройдут годы, но жить за пределами этого «дома» Джуди так никогда и не научится. Студия перемелет ее, свяжет по рукам и ногам, отберет все: и сон, и дату рождения, уверенность в себе… Только жажда любви и признания останется прежний, и голос — ее невероятный голос.

 

«Где-то над радугой яркой в вышине…» — тихо заводит она, и зал выдыхает. В середине песни Гарленд замолкает, с трудом сдерживая слезы, не в силах заставить себя продолжать. Эти строчки — о мечте, а ее жизнь совсем не похожа была на мечту. Слишком уж много в ней было несбывшихся надежд, чересчур много боли. Но зал подхватывает песню — и, в каком-то смысле, саму Джуди-Дороти тоже.

 

Потому что сумел разглядеть за маской взбалмошной, скандальной, пьющей, стареющей дивы потерянную девочку, которая так отчаянно нуждается в любви. И смог эту девочку если не полюбить, то хотя бы понять.

 
 
Оригинал здесь.
  • 13 февраля 2021 г.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизоваться.