«Что я поняла, когда муж ушел к другой, более молодой женщине»

Подруга всеми силами пыталась меня приободрить. Это был наш предрождественский ужин, на который мы традиционно собирались с четырьмя бывшими университетскими сокурсницами. Я не хотела касаться этой темы, чтобы не портить праздник, но не сдержалась, расплакалась и обо всем им рассказала.

Муж, с которым мы прожили 13 лет, оставил меня ради другой женщины. Последние несколько месяцев нашей совместной жизни были отравлены подозрениями и одновременно отрицанием того, что происходит. В конце концов я обнаружила их переписку. Человек, которого я любила, писал другой женщине: «Если любовь способна на жертвы, то я готов на любые — лишь бы быть с тобой». Это меня парализовало.

Однако необходимо было принять новую реальность. Муж оказался честен и поступил именно так, как говорил. Он пожертвовал нашим домом, шумными ужинами с детьми за круглым столом, которые он так любил, путешествиями на машине, к которым мы с такой радостью готовились. У нас больше никогда не будет общего рождественского утра, и мы не сможем переглянуться и улыбнуться друг другу, видя восторг детей, распаковывающих подарки. Всем этим он пожертвовал ради другой женщины, которая на пятнадцать лет младше меня.

 

Было приятно, что кто-то по-прежнему видит во мне привлекательную и желанную женщину

Я рассказывала это подругам, и слезы текли в тарелку с пастой. «Но ты такая красивая!» — эту утешительную и бессмысленную фразу я услышала в тот вечер и слышала ее на протяжении последующих нескольких месяцев. И, должна признаться, иногда она помогала. Было приятно, что кто-то по-прежнему видит во мне привлекательную и желанную женщину, даже если это не удержало моего мужа.

Мои не самые хозяйственные подруги напоминали и о других моих достоинствах, которые, на их взгляд, тоже прибавляли мне очков: «Ты ведь так хорошо готовишь, и даже хлеб печешь сама». Подруги, безуспешно сражающиеся с лишним весом, вспоминали, как я героически похудела после рождения двоих детей и начала носить джинсы того же размера, что и в юности. «Неужели он ослеп?» — недоумевали они. «Ты подарила ему двух детей», — напоминали те, у кого их нет.

Все эти лестные слова говорились от чистого сердца с надеждой поддержать меня, и я всегда буду благодарна друзьям. Сейчас я понимаю, что они прежде всего видели во мне те качества и жизненные результаты, которых не было у них. Именно это казалось им моими самыми сильными и выигрышными сторонами. Однако напоминание о том, что у меня осталось, не избавляло от ощущения пустоты и внутреннего омертвения.

Может, дело не в моей изменившейся внешности? Может, я неправильно расставляла приоритеты и не уделяла ему достаточно внимания?

Я хорошо помню тот субботний ноябрьский полдень, когда мы отправили детей к маме и смогли наконец открыто поговорить. Мне казалось, у нас еще был шанс все исправить. Я ошибалась — все было кончено. Он объяснил это очень просто и холодно, глядя мимо моего плеча: «Прежде мне казалось, что ты — ответ на все мои вопросы. С ней же я вдруг обнаружил, что есть совершенно новые уровни, шире той реальности, к которой я привык. Я не могу больше жить с теми понятными ответами, которые радовали меня до того, как я встретил ее».

Он ушел. Настало время обеда, но я, конечно, не могла есть. Я наполнила ванну нестерпимо горячей водой, у меня тряслись руки, и, казалось, все внутри тоже сотрясается, смещая внутренние органы. Я внимательно смотрела на свой живот с растянутой после двух непростых беременностей кожей. Он уже никогда не будет таким упругим, как в то время, когда мы познакомились и не могли оторваться друг от друга.

Оригинал здесь.
  • 4 ноября 2020 г.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизаоваться.