«Форсмажор»: никогда не говори «никогда»

Но что-то идет не так: на второй день отдыха к террасе, на которой обедает семейство, стремительно приближается лавина, и Томас в панике сбегает, оставив жену и детей, но прихватив телефон и перчатки. И хотя все обходится благополучно, веранду всего лишь накрывает снежным туманом и уже несколько минут спустя потрясенные отдыхающие возвращаются к трапезе, — из-за инцидента отношения в семье дают трещину, которая разрастается до размеров пропасти.

Под «Шторм» Вивальди, звучащий на протяжении всего фильма, герои пытаются разобраться в случившемся. Жена Томаса Эбба переживает потрясение активно: ей нужно понять, как дальше жить с тем, кому больше невозможно доверять, и для этого она проговаривает свои сомнения, призывает в свидетели друзей, шокируя их историями об инциденте. Ей важно услышать мнение других, убедиться, что они оценивают поступок Томаса так же, как она, — ведь ее муж уходит в глубокое отрицание и не признает, что бросил родных. Согласиться с ее версией событий для него — значит окончательно разочароваться в самом себе.

Правда в том, что мы часто слабее и трусливее, чем привыкли о себе думать, и первобытные инстинкты однажды могут взять верх

Но отрицай не отрицай, кричи не кричи, случившегося не изменить, как и не отменить сиюминутную реакцию Томаса на угрозу. Герой эмоционально тонет в пространстве отеля, похожего на гигантский непотопляемый лайнер. Чтобы выплыть, ему нужно понять, как жить дальше с самим собой и с новой горькой правдой о себе.

 

Удостоенный приза жюри программы «Особый взгляд» на Каннском кинофестивале 2014 года, «Форс-мажор» — один из тех фильмов, содержание которых готовит почву для раздумий. Самая первая, вполне естественная мысль, которой так хочется ограничиться: «Я бы никогда так не поступил(а)». Нам кажется, уж мы-то себя знаем. Но правда в том, что экранный Томас — самый обычный человек со вполне типичными недостатками и слабостями. И в экспериментах Стэнли Милгрэма участвовали обычные люди, многие из них били испытуемых током потому, что им так велели. И в тюремном эксперименте Зимбардо участвовали не хладнокровные психопаты.

Правда в том, что мы часто слабее и трусливее, чем привыкли о себе думать, а значит, если с нами случится что-то экстраординарное, первобытные инстинкты могут взять верх. Возможно, если хотя бы иногда напоминать себе об этом, будет проще сохранять человеческий облик перед лицом лавины или другой опасности. И быть может, меньше осуждать других, тех, кто повел себя «недостойно» в критической ситуации.

Оригинал здесь.
  • 19 сентября 2020 г.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизаоваться.