Марион Котийяр: «Я стала актрисой, потому что не хотела быть собой»

А вот сама она о себе говорить не умеет. Поэтому разговор наш — даже не бег, а ходьба с препятствиями. Мы перелезаем через вопросы, которые придают персоне Марион «несвойственную ей значимость», почти не говорим о ее личной жизни, и не потому что она подозревает во мне алчного папарацци, а потому что «это же все как на ладони: встретила своего человека, влюбилась, потом родился Марсель. А скоро родится и некто второй».

Она хочет говорить о кино, ролях, режиссерах, перед которыми преклоняется: о Спилберге, Скорсезе, Манне, о том, что каждый из них создает в фильме свой мир… И мне, пришедшей за интервью, почему-то нравится, как она мягко отклоняет мои вопросы. Мне нравится, что за весь разговор она пошевелилась всего один раз — чтобы ответить на телефонный звонок: «Да, дорогой… Нет, они гуляют, а у меня интервью. … И я тебя».

Мне нравится, как смягчился ее голос на этой краткой фразе, которая прозвучала совсем не как дежурное прощание. И вот теперь я не знаю, удалось ли мне, услышав, записать эту Марион Котийяр — женщину из квартиры, «обставленной» видом на океан.

 
Psychologies:  

Вы — одна из самых известных актрис в мире. Играете в голливудских блокбастерах, говорите на американском английском без акцента, играете на музыкальных инструментах. Во многом вы — исключение. А вы сами себя чувствуете исключением?

Марион Котийяр:  

Я не знаю, как отвечать на этот вопрос. Это все какие-то фрагменты из личного дела! Какое это имеет отношение ко мне? Какая связь между живой мной и вот этой справкой?

А разве нет связи между вами и вашими достижениями?

Но она не измеряется в «Оскарах» и часах, проведенных с преподавателем фонетики! Есть связь между способностью полностью погрузиться в работу и результатом. А между способностями и наградами… для меня это спорно.

Самое чистое, беспримесное ощущение личного достижения у меня было, когда я купила свои первые белые трюфели! Злосчастная кучка стоила 500 франков! Это было очень дорого. Но я купила, потому что почувствовала, что теперь наконец зарабатываю на себя достаточно. Купила и несла домой, как Священный Грааль. Разрезала авокадо, добавила моцареллы и действительно почувствовала праздник. В этих трюфелях воплотилось мое новое самоощущение — человека, который может жить полной жизнью.

Мне не нравится слово «связь», когда мы говорим о моей, так сказать, социальной жизни. Есть связь между мной и моим ребенком. Между мной и тем, кого я выбрала. Связь — нечто эмоциональное, без чего я не мыслю жизни.

Оригинал здесь.
  • 7 ноября 2020 г.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизаоваться.