Королевское счастье: выйти замуж в Марокко

Объяснить это можно по-разному — их собственным везением и терпением, благодатным климатом, взаимопониманием с любимыми мужьями и даже либеральными взглядами короля Мухаммеда VI. Несколько лет назад 52-летний король инициировал реформы, которые расширили права и свободы разных групп населения, включая женщин. Да и своим собственным счастливым моногамным браком с компьютерным инженером Лаллой Сальмой Мухаммед VI демонстрирует стиль жизни, который призван сблизить Восток и Запад, традиции и современность. Не у всех получается следовать его примеру. Но вот истории Амины и Екатерины, с которыми я познакомилась в Агадире, свидетельствуют: любовь и взаимное уважение сильно этот процесс сближения облегчают.

«НИ НА ОДНОЙ МАРОККАНСКОЙ СВАДЬБЕ Я НЕ ДОСИЖИВАЮ ДО КОНЦА» 

Амина, 46 лет, гид в Агадире

20 лет назад я знала о Марокко только две вещи — что это королевство и родина апельсинов. Но за любимым человеком готова была ехать хоть на край света. Его, кстати, так и зовут — Хабиб, что значит «любимый». И вот в 1995 году я оказалась в Агадире, в его родном городе. Муж инженер, ему предлагали работу в Касабланке, и я очень хотела туда поехать. Это такой бурлящий, современный город. Но Хабиб сказал, что он и так долго, семь лет, был вдали от родителей, пока жил в Кривом Роге — мы с ним вместе там учились, в одном институте, но на разных факультетах, муж на электротехническом, а я на машиностроительном. И теперь он хотел бы оказаться рядом с родителями до конца, потому что они уже совсем старые.

Мне пришлось смириться. Агадир поначалу казался мне маленьким, удушающим. Кривой Рог хоть и провинциальный, но большой, просторный город, а тут горы вокруг, мне хотелось их отодвинуть. Или взлететь над ними. Но со временем я привыкла, и теперь для меня нет лучше места. Здесь мягкий климат, комфортный — не холодно зимой и не жарко летом. 300 дней в году солнце. Ветра сильные бывают и песчаные бури, но все это быстро проходит. Океан снимает все стрессы. Если чувствую себя плохо, прогуляюсь по набережной, помочу ноги, и силы возвращаются.

 

Родители мужа меня очень любили, отстраняли меня от всех бытовых дел

Когда мне муж делал предложение, то сразу сказал, что у него есть одно условие — я должна принять ислам. Ему это было очень важно, хотя у меня здесь много подруг, которым такое условие не ставили. И вот сразу после приезда мы пошли к местному юристу, который называется «адуль», он подтверждает принятие ислама и оформляет брак. В присутствии свидетелей мне нужно было сказать, что Бог один и Мухаммед его Пророк — это один из столпов ислама — на арабском языке. Позже с помощью мужа я выучила первую суру, Фатиху.

Ну а потом сама понемногу стала учить арабский язык, чтобы читать Коран. Правда, этот язык оказался для меня слишком сложным, в отличие от французского, на котором теперь говорю свободно. В детстве меня крестили, но я не могу сказать, что переход в другую веру дался мне с трудом, напротив, с принятием ислама ушел некоторый дискомфорт. Постулат о триединстве Бога в Новом завете сбивал меня с толку, я не могла его понять. А с принятием ислама противоречие разрешилось, потому что в исламе Бог один. Дома мы живем по мусульманским традициям, но муж никогда не заставлял меня надевать платок. Периодически он задает мне вопрос, когда я до этого созрею. Но насильственных мер не предпринимает.

Королевское счастье: выйти замуж в Марокко

Родители мужа меня очень любили, отстраняли меня от всех бытовых дел. Только я бралась подмести — тут же подбегали: «Нет-нет, положи, не надо». Разрешали просто помогать. Вообще, это удивительная, нетипичная ситуация: к марокканским невесткам обычно относятся по-другому, чаще взваливают на них сразу все дела. А мне повезло. Свекр со свекровью почему-то воспринимали меня как сироту и все время призывали мужа обо мне заботиться. Хабиб признавался, что отец перед смертью ему так и говорил: «Ты смотри, не обижай ее, она сирота, ведь здесь у нее никого больше нет». Их уже давно нет, но они мне очень дороги.

Благодаря родителям мужа я выучила берберский язык, потому что ни на каком другом языке они не говорили. Хочешь не хочешь, приходилось искать, как изъясняться. И все произошло как будто само собой. Сидим с племянницами мужа, я им по-французски слово, они мне его по-берберски. И я составляла свой словарик. Даже не заметила, как выучила. И когда я где-то в городе начинаю говорить по-берберски, вижу, как у местных жителей глаза округляются от изумления — потому что многие из тех, кто здесь родился, так и не выучили этот язык.

Оригинал здесь.
  • 26 сентября 2020 г.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизаоваться.