В какой одежде ходить дома?

Гештальт-терапевт Мария Андреева объясняет это в первую очередь тем, что мы привыкли одеваться исключительно «для других». «При помощи одежды мы общаемся с окружающими: стремимся привлекать, располагать к себе или, наоборот, держать дистанцию, — объясняет она. — И мало кто задумывается о том, что ровно такой же эффект наш костюм производит и в отношении того, кто его носит. Причем влияет он на нас непосредственно — через ощущения тела».

Одежда — одно из самых первых изобретений человечества. За века человек почти до неузнаваемости изменил свое окружение, создав начиненные электроникой мегаполисы. Одежда же по сравнению с этими глобальными переменами изменилась удивительно мало.

«В том числе и поэтому наше восприятие одежды связано с очень древними, архаичными слоями психики, — продолжает Мария Андреева. — Мы можем оценивать уместность, дороговизну, оригинальность костюма в первые минуты, когда его видим. Проделав эту оценку, разум просто перестает обращать внимание на одежду. Но ее влияние на окружающих и самого носителя разворачивается дальше — через эмоции, интуицию, минуя логический контроль».

 

Самая первая, главная функция костюма — защита. И мы используем ее достаточно искусно, создавая себе своего рода «доспехи» для социума, для выхода в окружающий мир. Что же нам остается «для себя»?

Старые вещи

Всем знакома такая привычка: некоторые старые, разношенные вещи настолько любимы, что мы готовы носить их до полной ветхости — хотя бы дома, раз никуда больше их надеть нельзя.

«Это можно назвать «удачной встречей»: они нравятся нам, мы нравимся себе в них, — объясняет Мария Андреева. — Мы настолько хорошо себя в них чувствуем, что не в состоянии с ними расстаться. Однако такая привязанность к старым вещам — мощный психологический «якорь». Надевая их, мы словно погружаемся в тот период жизни, когда вещь была еще «в работе». Кроме потребности в стабильности за этим может скрываться и страх, неприятие перемен. Приходя домой и надевая старую одежду, человек словно бы делает шаг назад, застревает в этом моменте, в пассивности».

Установки из прошлого

Но у привычки донашивать то, что «в люди надеть стыдно, а выбросить жалко», есть не только психологические, но и культурные корни. Как известно, в социалистическую эпоху основная ценность человека заключалась в его социальной функции. За человеком как индивидом, вне коллектива, особой ценности не предполагалось.

«И многим постсоветским женщинам и мужчинам до сих пор свойственно относиться к себе по «остаточному принципу», — констатирует Мария Андреева. — В рамках советской идеологии заботиться о себе считалось каким-то неприличным эгоизмом. А покупать вещи для дома — это к тому же эгоизм бессмысленный и расточительный: «ведь никто не видит». А если никто не увидит, то зачем?

Такая оборотная сторона демонстративности — проживать жизнь только на людях — часто свойственна женщинам. Как у Моэма в пьесе «Театр»: «Когда я одна в комнате — меня нет». Именно это женское свойство — смотреть на себя глазами другого — иногда порождает и другую крайность: когда домашний гардероб составляют исключительно легкомысленные шелковые халатики, прозрачные пеньюары и пикантные пижамы.

  • 6 сентября 2020 г.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизаоваться.